Вы здесь

Описание Богородице - Рождественского Коневского монастыря: Page 2 of 9

I

Остров Коневец. — Святая гора. — Конь—Камень. — Гора Змеиная. — Почва острова. — Лес. — Рыбная ловля. — Замечательные местности.

Рождественский Коневский монастырь расположен на острове Коневце, среди обширного Ладожского озера, в северо-западной его части. Проливом, шириною около пяти верст, отделяется он от соседнего финского берега. По гражданскому распределению, остров причисляется к Кексгольмскому уезду Выборгской губернии; монастырь-же издревле находился в ведении святителей новгородских, а в 1764 г. причислен к Санкт — Петербургской епархии и состоит в ведении Санкт — Петербургского митрополита.

Сообщение монастыря с г. Петербургом производится водою и сухим путём. Пароходы трёх компаний еженедельно совершают рейсы но реке Неве и Ладожскому озеру. Отправляясь из Петербурга от двух пристаней, одной—у Смольного монастыря и другой—у Малоохтинского перевоза, они заходят на своём пути, между прочим, и на Коневец. Расстояние монастыря от Петербурга, водою—18о верст, сухим путем по Парголовскому тракту — 120, от губернского города Выборга— 140, и от уездного города Кексгольма —35 верст.

Продолговатым треугольником тянется остров Коневец по водам Ладожского озера от юго—запада к северо—востоку. Длины он имеет всего около пяти вёрст и ширины до двух верст и более. Вся окружность его около четырнадцати вёрст. Покрытый весь сплошным лесомъ, равнинами поднимается он из вод озера, образуя на своей седине две горы—Святую и Змеиную, составляющие как—бы второй его этаж.

Святая гора—это лучшая местность Коневского острова. С её вершины открывается великолепный вид на озеро и на всю окрестность. Узкою грядою она тянется на протяжении около двух верст. С обеих сторон спускается она довольно крутыми откосами. Высота горы более пяти сажень. По горе и при её скатах, вследствии лучшего грунта земли, группою расположились: сад и покосы, пашни и огороды.

Составляя сердце Коневца в хозяйственном отношении, Святая гора является священною живою летописью самой обители. На её высотах, в дремучем лесу, положено было Преподобным Арсением начало селения монашеского в пределах Коневца, здесь водружен им был святой крест и поставлена была его отшельническая куща.

Из недр этой горы, только в одном месте на северном склоне, на вышине, постоянно каплями струится свежая холодная вода, наполняющая небольшую ложбинку; по преданию, этим единственным источником на горе пользовался святой Арсений.

На этой горе, в годину искушения, было утешительное явление Божией Матери старцу Иоакиму, почему гора и получила название «Святой». При подошве этой горы к северо-западу лежит знаменитый «Конь—камень»; с горы, под сенью вековых сосен, к нему ведёт деревянная лестница о 75-ти ступенях.

Конь—камень в отдаленные века языческих суеверий был предметом почитания у окрестных жителей. Хотя православная вера начала водворяться между корелами, населявшими нынешнюю выборгскую губернию, еще при великом князе Ярославе Всеволодовиче, с 1227 года, но язычество, по словам летописцев, сохраняло свою силу здесь и в вотской и ижорской земле даже в XVI веке. Еще тогда существовали «скверные мольбища идольские»: люди поклонялись лесам, горам, рекам, приносили кровавые жертвы, закалывали собственных детей и т. д. По рижской дороге, в десяти верстах от Петербурга, считалась священною большая липа, под которою в Иванов день происходили плачь, и пение, и пляска, и, в конце собрания, с заклинаниями сжигался белый петух. Об истреблении этих суеверий большие заботы прилагал новгородский архиепископ Макарий. Посланный им инок Илья порубил и сжег священные рощи, потопил обожаемые камни и много разорил злых обычаев. („Новое Время", 3 декабря 1885 года № 3509, „Старый Петербург".)

Такой густой мрак покрывал окрестности Ладожского озера в XVI столетии; какая-же тьма должна была висеть над ними в дни Преподобного Арсения, двумя столетиями ранее, в XIV веке! В те—то печальные дни суеверия предметом почитания был Конь—камень. Этот камень находится въ северо—западной части острова, в одной версте расстояния от монастыря. Он—великан, окружен множеством других камней различной формы и величины. И сам великан и вся его бесчисленная семья занесены сюда плавучими льдинами и представляют, по выражению профессора С. С. Куторги, величественную, превышающую всякое воображение сцену валунов. Конь—камень из серого гранита с кварцевыми жилами. Наружным своим видом он напоминает скалу пьедестала Фальконетовой конной статуи Петра Великого; его длина—13 аршин, толщина —9 и вышина—6 аршин, следовательно, объем его равняется около 702 кубических аршин; весу в нем до 47,153 пудов (Геолог-путеводитель по финляндским берегам и островам Ладожского озера и Финского залива. Профессора Куторги, С.-Петербургъ, 1851 г., стр. 22.)

В настоящее время около Конь—камня разведен парк; на вершине камня прилепилась деревянная часовня. По преданию, впервые часовня воздвигнута была здесь, по благословению самого Преподобного Арсения, по изгнании отсюда бесов.

За Святою горою к северо—востоку, в трех верстах от монастыря, высится гора Змеиная, так названная по её извилистой форме. Угрюмые, мохнатые, вековые сосны и ели, сплошь покрывающие гору, придают ей особенный оттенок пустынного величия. В былые времена, в чаще леса, по горе лепились мирные отшельнические кущи, от которых теперь еще видны следы.

Весь остров Коневец наносного образования; почва его состоит преимущественно из жёлтого песку, глины и мелких, округленных голышей; местами встречаются округленные валуны, имеющие до трех аршин в поперечнике. Вследствие такой почвы, великих трудов требует разведение здесь пашен. Необходимо, в течении нескольких лет, предварительно очищать почву от громадного множества камней, собирая их в отдельные кучи. Пахотной земли на остров не более 30 десятин; на них сеют рожь, овёс, ячмень; собираемого хлеба далеко не хватает для монастыря: ежегодно он покупает для себя всю хлебную провизию. Огороды занимают около трех десятин земли; при самом тщательном уходе, при усиленном труде, произрастают на них капуста, картофель и прочие овощи в достаточном количестве на весь год. Покосы здешние, вследствие песчаного грунта и частых засух, очень скудны: монастырь много покупает сена и соломы: в настоящее время стали разделывать постепенно покосы и сеять траву. В саду в хорошие годы в изобиліи растутъ разныхъ сортовъ яблоки, груши и ягоды: крыжовник, малина, смородина, земляника.

Густыми рощами строевого соснового леса изобиловал остров Коневец до пожара, бывшего в царствование Императрицы Елизаветы Петровны. Встречаются и теперь вековые сосны, но их сравнительно немного. Особенно обращает на себя внимание высокая, могучая, развесистая сосна, прилепившаяся на скате Святой горы, в саду, напротив скитской часовни. Это—патриарх лесов Коневских; ей считают более 500 лет; она современна Преподобному Арсению. Лес большею частью ровный, но он покрывает весь остров. Кроме сосны, здесь много растет ели, березы, клена, есть ива, осина, ольха и рябина. Монастырь тщательно бережет свой лес и для своих потреб большею частью довольствуется одним валежником, который ему в избытке заготовляют северные непогоды. В лесу растут разные грибы, но не в значительном количестве; заготовки впрок они не знают; ягод много: брусники, черники, голубики, малины и клюквы. Плотоядных зверей и ядовитых гадов на острове вовсе нет; водятся здесь только векши и зайцы; встречаются обыкновенные лисицы. Из птиц: вороны, сороки, дятлы, скворцы, ястребы, журавли, лебеди; много уток и чаек; иногда парят орлы.

Около берегов острова в озере производится рыбная ловля. В лучших местах ловли устроены помещения для рыбаков и их припасов, а именно: на южной оконечности острова, на мысе Родушки, построен для них каменный домик, и на северной —на мысе Варгусы—деревянный. Рыбу начинают ловить в начале весны, как только откроется озеро: тогда идёт щука, окунь, хариус и в незначительном количестве лосось; около Петрова дня и даже позднее появляется паровой сиг; с августа—рипус; с сентября—кряжевая палья и с половины октября месяца сиг— лудога; около Михайлова дня ловли оканчиваются. Смотря по удобству, рыбу ловят разными способами: по причине песчаных отмелей употребляют длинный невод; на лудах ставят мережи и ловят воротницами; в глубину опускают сети и крючки. С большим трудом соединена вообще рыбная ловля; но особенно тяжела она в глухую осень: ловятъ ночью; холод, дождь, снег, бушующее озеро, темень... Лет сорок, тому назад около Коневца в обилии ловилась рыба; ее даже продавали в Петербург и окрестным обитателям; теперь—же всего улова далеко не хватает на год для продовольствия монастыря; необходимость заставляет делать значительные затраты на покупку свежей и особенно соленой рыбы: трески, сельдей.

Остров весь, для удобства сообщения, в разных направлениях прорезан дорогами; одна из них опоясывает его кругом. Повсюду на острове видны часовни, кресты. Из часовен обращает на себя внимание часовня па Святой горе. Она построена на месте явления Божией Матери старцу Иоакиму; в ней большой деревянный крест, сооруженный в 1740 г., в первые годы возобновления обители после шведского разгрома. Крест этот, по вере поклонников, исцеляет от зубной боли. Из крестов некоторые поставлены в местах, замечательных по священным историческим воспоминаниям: так поставлен крест в Филипповой лахте, где впервые вступил на Коневский остров Преподобный Арсений; так поставлен крест у скитской дороги на мест, где, по преданию, часто отдыхал угодник Божий. Любил это место князь Манвелов, Николай Иванович, один из ревностнейших почитателей Коневского монастыря. Узнавъ от всеми почитаемого старца, духовника Израиля, о древнем предании, Манвелов избрал любимое место отдохновения Преподобного Арсения местом для своего вечного покоя: здесь под сенью креста, теперь высится его могила.

Так не велики размеры Коневца; не обилует он вещественными благами; но отдалённость его от мирских селений, его пустынные красоты, его безпредельное озеро, отстраняют сердце от суеты, проливают в него мир, говорят, ему о величии и благости Творца, возбуждают в нём дух молитвы, вещают ему о вечности. Вот почему, при всей своей вещественной скудости, остров Коневец стал селением монашеским, селением богорадного труда и молитвы.