Вы здесь

Описание Богородице - Рождественского Коневского монастыря: Page 7 of 9

VI
Монастырь каменный.— Отклики Коневского монастыря на общественные нужды.— Постепенное благоустроение Коневскаго монастыря,—Коневская часовня в Петербурге.

Так в 1799 году, незабвенным усердием, строителя отца Варфоломея, к вечной, радости Коневского монастыря, возвращена была сюда святая чудотворная икона Коневской Божьей Матери. В том же достопамятном году, 18 февраля, отцом Варфоломеем по его просьбе, получено было разрешение от митрополита Гавриила строить новый каменный собор. План собора составлен был коневским иеромонахом Сильвестром, который впоследствии заведовал и всеми строительными работами по его сооружению. На построение храма имелось в наличности пять тысяч рублей.

О. Варфоломей разобрал ветхий прежний каменный храм и едва успел возвести нижний этаж нового собора, как неожиданно уволен был на покой. Преемник его, Валаамского монастыря иеромонах Дамаскин, испросив от щедрот блаженной памяти Императора Александра Первого три тысячи рублей, в 1802 году докончил вчерне верхний этаж собора, отделал внутри нижний храм и в день празднования памяти Преподобного Арсения, Коневского чудотворца, 12 июня, при значительном стечении богомольцев, освятил главный престол его во имя Сретения Господня. Вскоре, по прошению, за слабостью здоровья, уволенный на покой, о. Дамаскин возвратился в Валаамскую обитель. За радение и попечение об общем добре, особливо, что ничего собственным не называл, объявлена была ему архипасторская благодарность. Верхний храм отделан был при строителе Иларионе (1807—1823) и 12 июня 1809 г. освящен был им во имя Рождества Пресвятой Богородицы.

Завершив построение каменного соборного храма, о. Иларион, уповая на помощь Божию, решился строить весь каменный монастырь. До него все монастырские здания, кроме собора, были деревянные; от долговременного упущения все они пришли в крайний упадок; колокольни не было; колокола висели на деревянных столбах. Для каменного строения имелись налицо кирпич, камень, известь, лес и денег две тысячи рублей. По плану, утвержденному митрополитом Амвросием, сперва поднялась западная, лицевая линия монастырских зданий: кухня, трапеза, хлебенная, вверху кельи; посреди этой линии, над святыми воротами, возвысилась 17-ти-саженная колокольня; по северной линии поместились хлебный амбар со сводами, больница и кладовая, по восточной кельи и, над воротами, в виде башни, библиотека, на юго-восточном углу— церковь во имя Святителя Николая чудотворца, освященная о. Иларионом 12 июня 1813 г., и по южной линии—кельи и погреба. «Итак,—замечает в своих келейных записках под 1814 г. отец Иларион,—все, мною начатые в 1808 г. каменные здания, монастырь составляющие, приведены к окончанию, которых окружность простирается на 234 сажени. Слава и благодарение Господу Помощнику нашему!»

По окончании монастырских построек, заготовив предварительно материал, о. Иларион в 1817 г., вместо обветшавших холодных каменных келий, построенных строителем Адрианом в скиту для любителей безмолвия, построил каменные новые; церковь и колокольню скитские покрыл железом.

В том-же году, в соборном нижнем храме, на месте, где под спудом почивают святые мощи Преподобного Арсения, на приношения доброхотных дателей о. Иларион устроил новую раку из красного дерева и со всех сторон украсил ее серебряными чеканными узорами; образ Преподобного на раке во весь рост был живописный, очень хорошей работы.

В виду многих нужд, скудость средств монастыря очень смущала о. Илариона.—«Беспокоюсь,— писал он митрополиту Амвросию,—только, как впредь жить, не имея верных доходов; не токмо строиться, но и кормиться трудно, ибо землепашества очень мало, сенокосы—самые худые; сбор благотворительного подаяния есть единственная подпора. Я—же сердечно желаю Коневской обители верного дохода по тому более, что обитель сия так, как и Валаамская, будучи на острову Ладожского озера и удаленная от мирских жителей, много способствует монашескому безмолвному житию». Святой Владыка благодарил строителя за попечение и ободрял его, призывая Божие благословение на обитель Коневскую и на предбудущие времена. (Указ 1810 г. за № 3616—в монастырском архиве.)

В тяжкую годину 1812 года обитель, забывая свою скудость, на военные издержки принесла в дар весь свой годовой оклад—300 р. и все серебряные вещи: «золотых-же вещей монастырь наш не имеет»,—писал при этом в рапорте о. Иларион. Для разорённых от неприятеля церквей пожертвованы были от монастыря ризничные вещи, ризы, стихари, воздухи, хотя и не так дорогих  материй, но все почти новые. (1812 г. рапорт за №  49—в монастырском архиве.)

В 1815 году, по случаю сильного пожара, бывшего в гор. Казани, когда, кроме множества обывательских домов, погорели духовная академия, консистория, четыре собора, четыре монастыря и десять церквей, Коневский монастырь, сочувствуя великому несчастью, принес весь свой годовой оклад в пользу погоревших. (Указ 1815 г. за № 2299—в монастырском архиве.)

Заботясь о внешнем благоустройстве монастыря, видя с радостью умножение братства, скорбел о. Иларион, что за неимением вакансий нельзя было постригать желающих в монашество. По штату 1764 года в Коневском монастыре определено было иметь только семь монашествующих с настоятелем. О. Иларион ходатайствовал об увеличении штата монашествующих. Ходатайство его увенчалось успехом. 25 октября 1816 года Государь Император Александр I утвердил определение Святейшего Синода о прибавке шести монашествующих к штатному положению Коневского монастыря, оставляя, впрочем, монастырь по прежнему на собственном его содержании. (Указ 1816 г. ноября 6 дня №2242,— в монастырском архиве.)

В 1819 году, вследствие прошения о. Илариона с братией, по определению Святейшего Синода внесены были в церковные месяцесловы и книги день памяти Преподобного Арсения, Коневского чудотворца — 12 июня и день празднования чудотворной иконы Коневской Божьей Матери —10 июля, так как им с разрешения Святейшего Синода напечатана была уже и служба.  (Указ от 24 октября 1819 г. № 2247,— в монастыр. архиве.) Служба эта составлена была о. Иларионом; им-же впоследствии составлена была и служба Преподобным Сергию и Герману, Валаамским чудотворцам. Кроме этих служб, о. Иларион составил краткое описание Коневского монастыря.

Давно благотворители, усердствовавшие к Коневской обители, выражали о. Илариону желание на свой счёт устроить часовню для Коневского монастыря в С.-Петербурге у Спаса на Сенной, или между Невским проспектом и Гончарной улицей, с тем, чтобы туда перенесена была чудотворная икона Коневской Божьй Матери. Хотя построение часовни было весьма важно для обители в материальном отношении, но перенесение в нее чудотворного образа Богоматери лишило-бы обитель её величайшей святыни и возбудило-бы справедливое негодование монахов и окрестных жителей. Согласились в предполагаемую часовню поставить список с чудотворной иконы Божьей Матери. Дело началось. Более десяти лет шла переписка. В это время, движимые великим усердием к Пренепорочной Владычице, Петербургские купцы Николай Козулин и Иван Кувшинников с братьями с общего согласия изъявили готовность пожертвовать под часовню в вечное владение Коневского монастыря собственную их пустопорожнюю землю—171 1/2 кв. сажень на Загородном проспекте, близ Владимирской. В дополнение к жертвуемой земле Кувшинниковы уступали монастырю сверх того участок их дворового места в 84 5/6 кв. сажени за 857 р. 14 2/7, коп.

На принятие пожертвования и на покупку участка 5 августа 1821 г. последовало Высочайшее соизволение и 21 сентября о. Иларионом получены были утвержденные Государем Императором 4 июля план и фасад часовни и план приобретенной монастырем земли.

Торжественно совершена была закладка часовни 8 сентября, в день первопрестольного праздника обители. Освящение совершал, по благословению архипастыря, наместник лавры, архимандрит Товия, собором. (В миру Тихон Яковлевич Моисеев (1762 — начало 1830 -х гг.), архимандрит Свято-Троицкой Александро-Невской лавры в 1819-1829  - примеч. О.П.) Присутствовавшие на молебствии князь Петр Сергеевич Мещерский, г. обер-полицмейстер и много почетных гостей из господ и купечества приглашены были к обеденному столу, приготовленному радушием Козулина в его доме. «Тогда, в день Рождества Пресвятой Богородицы,—пишет в своих келейных записках о. Иларион, — был совершенный праздник, и я плакал от радости, видя хозяина дома, купца Козулина с женою и детьми, занимающихся угощением посетителей целый день, до глубокой ночи. Всеблагой Господь да воздаст ему воздаянием Своим!»

Так многоплодна и незабвенна была для Коневской обители многолетняя неустанная деятельность строителя Илариона во внешнем отношении; не менее благотворна была она и для внутреннего благоустройства. При о. Иларионе братство значительно умножилось; внутренняя жизнь направлялась согласно общежительному уставу, составленному для Коневской обители; процветали все три рода монашеской жизни: общежительная, скитская и в пустынях. Сам строитель подавал собою всем пример деятельной и подвижнической жизни. «Я испытал, — пишет он, — что строить каменные стены, питать и одевать братию хотя занимательно и беспокойно, но не столько трудно, как, показывая собою пример всякой добродетели, созидать братские души; ибо нет, кажется, труднее дела, как исправлять худые нравы тех из братьев, которые не имеют собственного к тому произволения. Таковых ни страхом, ни любовью, ни наказанием, ни снисхождением невозможно обратить к добродетели. А поелику Господь Бог всем нам грешным начальствующим и подчиненным, в неисправностях и погрешностях долго терпит, по многому милосердию Своему, ожидая нашего покаяния и исправления, убеждаюсь и я по возможности подражать благости и долготерпению Его».

За отличныя услуги Коневскому монастырю к общей пользе, о. Иларион 14 сентября 1823 г. произведен был в сан архимандрита и назначен настоятелем Тихвинскаго Большого монастыря. Последующие за ним его преемники продолжали его великое дело—благоустроение Коневской обители.

Строитель Иоанникий, в конце 1824 года, подал прошение высокопреосвященнейшему митрополиту Серафиму о возведении заштатнаго Коневского монастыря в число штатных монастырей третьего класса с настоятельством игуменским. Прошение свое он обосновывал тем, что Коневский монастырь, основанный в 1393 г. Преподобным Арсением, которого святые мощи сохраняются здесь под спудом, по блаженной кончине основателя до разорения своего шведами в 1610 году, начальниками имел всегда игуменов, и только по возобновлении в 1718 году до настоящего времени начальники его стали именоваться строителями; что местоположение монастыря на острове, отделённом водою от мирских селений, представляется самым удобнейшим и благоприятнейшим для уединенной иноческой жизни; притом здания церквей и монастыря—все каменные и в довольно значительных размерах; что по штатам положено монашествующих с настоятелем только тринадцать человек, между тем как на лицо состоит монахов и бельцов, поступивших с надеждою пострижения в монашество, до восьмидесяти и сверх того рабочих шестнадцать человек, и что при таком братстве в содержании своем монастырь предоставлен исключительно своим средствам и только, по Высочайшему указу 18 декабря 1797 г., от монарших щедрот он стал получать ежегодно по 300 рублей.

 

Находя ходатайство строителя заслуживающим уважения, тем более, что Коневский монастырь особенное обращает на себя внимание, как существующий с давнего времени и достопамятнейший по основателю своему, равно и благоустройству и наблюдению там вполне правил общежительного устава и по призрению, оказываемому в нём немалому числу престарелых и бедных, высокопреосвященнейший митрополит Серафим сделал по этому предмету надлежащее представление Св. Синоду. Тогда, по ходатайству Св. Синода 18 января 1825 г. Государь Император Высочайше соизволил возвести Коневский монастырь в число штатных монастырей третьего класса с производством жалованья ежегодно но 609 руб. 98 3/4 к., вместо отпускавшихся до этого времени в милостынное подаяние трехсот рублей.

 

По возведении Коневского монастыря в штат, указом 23 марта 1825 г. назначен был сюда настоятелем первый игумен со времени возобновленія обители Никон (1825—1830). Он был уже в этом сане в Новгородском Отенском монастыре, ранее он долгое время исправлял казначейскую должность на Коневце и много помогал строителю Илариону в устроении и украшении монастыря успешным сбором доброхотных подаяний, полученных им особенно в Москве, при содействии бывшего коневского строителя, великого подвижника отца Адриана, в схиме Алексия, жившего тогда там на покое в Симоновом монастыре. Сделавшись настоятелем, о. Никон увеличил число келий в обители, с благословения архипастыря надстроил вторые этажи над четырьмя симметрически расположенными флигелями. На пожертвованные помещицей Варварою Семеновною Кокошкиной 5,000 р. устроил он предел в нижнем соборе во имя Коневской Божьей Матери и установил ежедневное отправление в нём ранних заупокойных божественных литургий. В верхнем соборе росписал стены и потолок священными изображениями и узорами и приобрел для обители колокол в 204 пуда и большой участок земли для часовни в С.-Петербурге.

В 1835 году, по ходатайству игумена Георгия (1833—1839 г.), в уважение необходимости Коневскому монастырю иметь место для пристанища лодок, выгрузки монастырского хлеба и для свободного переезда богомольцев на остров Коневец, по Высочайшему повелению Государя Императора Николая Павловича, из Сортонлахтинского имения отданъ был Коневскому монастырю в вечное владение находящийся против него по берегу Ладожского озера участок земли.

При о. игумене Амфилохии (1839—1858 г.) стало особенно развиваться хозяйство обители во всех отношениях; устроена искусственная прочная гавань; построена деревянная двух-этажная гостиница, конюшня, сараи и другие хозяйственные здания. В 1843 г. сооружена была о. Амфилохием богатая серебряная рака с рельефным изображением во весь рост Преподобного Арсения, коневского чудотворца; на северо-восточном углу из башни устроена была им изящная церковь, которую он сам и освятил 21 августа 1849 года во имя Преподобного Арсения, коневского чудотворца.

С великою пользою потрудился для обители архимандрит Израиль (1859—1884 г.). При нём на соборе заблистали воздвигнутые им медные позолоченные кресты; загудел слитый им колокол в 643 пуда весом; возник каменный скит с прекрасной каменной церковью во Владычной лахте; поднялась каменная двух-этажная гостиница с мезонинами; устроен каменный двух-этажный дом для помещения мастерских и для рабочих; построен каменный двух-этажный дом для приюта нищих; братское кладбище ограждено благоприличною каменною оградою с башнями; при соборе сооружено в двух этажах каменное помещение для ризницы; значительно увеличился капитал; расширилось хозяйство; на благотворительскую сумму приобретены три значительные участка земли в Кексгольмском уезде с лесом, угодьями и каменной ломкой; в Петербурге сооружена новая каменная часовня.

Особыми обстоятельствами вызвано было построение новой часовни. Еще в 1821 г., при строителе Иларионе, была построена и освящена в Петербурге небольшая каменная часовня Коневского монастыря с маленьким при ней деревянным подворьем для монашествующих. В 1862 году, 28 мая, в Духов день, в Петербурге вспыхнул страшный пожар: загорелся Толкучий рынок. При сильном ветре, быстро разливаясь, огонь дошёл до деревянных келий часовни; из часовни вынесены были все иконы, вся утварь и прочие богослужебные принадлежности на паперть ближайшей к часовне Владимирской церкви. Величайшая опасность от огня угрожала Гостинному двору; купцы пожелали поднять святую икону Коневской Божьей Матери и икону Преподобного Арсения, коневского чудотворца. С церковным песнопением иноки Коневской часовни обнесли святыню кругом Гостинного двора,—и свирепое пламя вскоре стало утихать; разлившиеся на огромном пространстве огненные потоки постепенно стали прекращать свое дальнейшее течение: так разгневанный Господь положил предел Своего праведного прещения на самой границе Коневской часовни. (Новая часовня Коневского монастыря, Спб., 1867 г., стр. 4 и 5)

Тронутые спасением от явной опасности огненного запаления, окрестные жители- часовни и торгующие в Гостинном дворе приписали прекращение гнева Божия и преложение его на милость явному заступлению Божьей Матери, именуемой Коневской, и молитвам Преподобного Арсения, коневского чудотворца: тогда дали они обещание вновь устроить и благолепно, украсить обгорелую, полуразрушенную Коневскую часовню. (Новая часовня Коневского монастыря, Спб., 1867 г., стр. 4 и 5) Об этом обещании и заявлено было о. Израилю, и, с разрешения епархиального начальства, начался сбор добровольных приношений, по милости Божьей, увенчавшийся полным успехом . (Новая часовня Коневского монастыря, Спб., 1867 г., стр. 5)

В четыре года, на месте прежней, тесной и убогой часовни, поднялась часовня новая, великолепная, похожая более на храм. Внутри вся она росписана. Иконостас изящной резьбы. Святые иконы с золотым фоном. 15 декабря 1866 года часовня торжественно была освящена о. Израилем.